Інформаційний портал міста Кам'янське

Свіжі новини улюбленого міста

ДОМ, СТАВШИЙ ВИЗИТКОЙ ГОРОДА

История Дома Хренникова и самого Владимира Хренникова в газетных историях и семейных легендах

Стиль – «Возрождение Украины»
После войны в Днепропетровске на углу Проспекта и улицы Короленко восстанавливали сожженное фашистами здание гостиницы “Украина”. При этом случайно наткнулись на серебряную пластину, оставленную в основании дома его владельцем. На ней прочли следующий текст:
“Року Божого від Різдва Христова тисяча дев′ятьсот десятого (1910) 30-го жовтня під час iii-ї Державної Думи (Російської) заложено цей дім.
Будується він власником грунту інженером-технологом Володимиром Миколаєвичем Хрінниковим по його власному проекту. Фасад по Катерининському проспекту і Первозванівській вулиці робиться по проекту архітектора Петра Фетісова в стилю “Відродження України”.
К строительству своего главного детища Владимир Хренников приступил вскоре после смерти отца. Умирая, Хренников — старший просил сына любить жену и верить в Бога, беречь здоровье и сердце, просил молиться за него… Сын тотчас после смерти отца записал на клочке бумаги его слова завещание, этот бумажный листок — чуть ли не единственное, что осталось от умершего.
Впрочем, единственное ли? У современного Хренникову французского поэта Поля Валери есть любопытное наблюдение: “Человек оставляет после себя то, с чем связывают его имя, и творения, которые делают из этого имени символ восторга, ненависти или равнодушия”.
Его главное творение — дом в стиле украинского модерна — занял свое прочное место в истории украинской архитектуры начала ХХ века. Ведь это был не просто рядовой дом, а своеобразный мемориал Запорожской Сечи. По мнению доктора архитектуры Виктора Чепелика, замысел создателей дома Хренникова заключался в том, чтобы превратить здание в мемориал народной славы, бросив тем самым вызов царскому самодержавию. А оно, как известно, всячески пыталось предать забвению, вытравить из памяти народа славу Запорожья.
Ни кто иной, как друг семьи Хренниковых, историк Дмитрий Яворницкий, оказался главным вдохновителем создания этого яркого дома с необыкновенным романтическим образом, вызывавшим искреннее восхищение у жителей и гостей города. Впечатляет нынешняя гостиница “Юкрейн”, однако, она является лишь отзвуком того, что было ранее, до Второй мировой войны. Красная черепичная кровля и белые стены здания создавали эффект, усиленный красочной майоликой на главном и боковом фасадах. Дом имел два крыла, выходящих на улицы, а третье, в котором размещался кинематографический театр “Палас”, вытянулось вглубь участка. Так вот, над входом в театр майолика превращала стену в экзотический ковер. Он состоял из пышных орнаментов, среди которых выделялись изображения павлинов. В этом отразилась характерная для нашего края яркая декоративность, особенно выразительно проявившаяся в творчестве Петриковских мастеров.
Современников поражало и внутреннее убранство дома. Все было выдержано в одном стиле. Особенное впечатление производили большие металлические корабли в стиле Киевской Руси, опускавшиеся с потолков в виде люстр театрального зала.
Да, все это надо было видеть! Когда в 1952-54 гг. по проекту днепропетровского архитектора В. Зуева отстраивалось здание, чертежи первоначального облика дома не сохранилось. Отсюда и потери во внешнем виде.

Отпрыск миллионера умер в коммуналке
Когда в октябре 1910-го было заложено это здание, сыну Хренникова, Тарасу, было всего полгода. Тараса Владимировича не стало в феврале 1998-го. Последние пять лет его жизни мы состояли в переписке. Отпрыск миллионера умер в коммунальной квартире в Севастополе… Однако, его письма — ценные свидетельства истории семьи и дома Хренникова. От сына я, к примеру, узнал, что кровля башен дома была выполнена из аспида — минерала, который широко применялся в средние века как кровельный. В западной Европе сохранилось немало старинных зданий с аспидной кровлей, простоявшей без ремонта века!
“Свой дом он, в основном, проектировал сам и затратил на это много сил”, — писал об отце Тарас Владимирович Степнов (он сменил фамилию в тридцатые годы, когда лучше было не афишировать, что твой отец был миллионером). В начале строительства Хренников чуть не попал в тюрьму: на предполагаемом месте строительства был одноэтажный дом, и один упорный жилец не спешил съезжать, срывая начало строительства: был уже смонтирован башенный кран. Владимир Николаевич приказал сорвать крышу дома упрямого соседа, за что суд приговорил его к тюремному заключению, однако, он отделался только штрафом (помогло вмешательство Дмитрия Яворницкого и Николая Михновского). Несмотря на спешку с началом строительства, окончание приходилось аж на конец 13-го года, а это “чертова дюжина”. Поэтому строительство было заторможено и завершено в начале 1914 года”.
Злословие от тщеславия
Конечно, был прав Франсуа де Ларошфуко, когда заметил: “Люди злословят обычно не столько из желания навредить, сколько из тщеславия”. Насмешки злопыхателей вызывало и то, что строительство дома Хренникова затянулось, и то, что дом стал яркой национальной манифестацией. Под Рождество 1913 года в местной газете “Южная заря” в фельетоне “Перспективы лазурной дали” можно было прочесть следующее:
“Возьмем хотя бы такую деталь, когда будет окончен дом или “будынок” В.Н. Хренникова и когда все украинские гетьманы встанут из могил взглянуть на него, вспомнит Чигрин, “де вони панували”, и успокоятся при виде “казацкой славы”, возобновленной из убогих руин”.
Но Хренникова мало волновали сплетни и злословие. На исходе 1913 года в местных газетах появляются объявления следующего содержания:
“В самом непродолжительном времени состоится открытие кинематографического театра под названием “Палас” во вновь выстроенном по Проспекту Украинском доме В.Н. Хренникова”.
Да, украинский дом Хренникова открылся в самом начале 1914-го года. Крикливая реклама обещала, что в новом театре “Палас” “будут демонстрироваться исключительно монопольные картины последних выпусков изысканных сюжетов”. Третьего и четвертого января 1914 года в “грандиозной программе картин” демонстрировалась “Ночь перед Рождеством” — “роскошная картина по повести Н.В. Гоголя в 4 больших частях длиною 3 500 аршин. Эта картина будет сопровождаться исключительно музыкой из украинской оперы “Запорожец за Дунаем”.
Конечно, Хренников очень поистратился на строительстве своего дома. Еще в сентябре 1911 года киевский журнал “Засів” сообщал, что дом будет стоить 400-500 тысяч рублей. Полмиллиона царских рублей — сумма довольно кругленькая! Хотелось поскорее вернуть вложенные деньги. Первый этаж он сразу же сдает в аренду под магазины и под театр “Палас” (со стороны Первозвановской, ныне улицы Короленко, там, где ныне вход в казино). Но в середине 1914 года вспыхнула Первая мировая. В ноябре местная газета “Приднепровский край” известила, что сдать верхние этажи в аренду в условиях войны будет тяжеловато, и пользы не принесет (инфляция), а налоги все равно платить придется. Это домовладелец Хренников прекрасно понимал. Возможно, у него существовала какая-то договоренность с городской властью (недвижимостью занималась управа: налоги шли в местный бюджет), что с передачей двух этажей под госпиталь ему “скостят” налоги.

Поделитесь новостью
Share
Об авторе

Тружусь на благо города и его громады.