Інформаційний портал міста Кам'янське

Свіжі новини улюбленого міста

Наркотики и материнская любовь

«Хотите, я расскажу, как материнская любовь сделала меня наркоманом? — обратился к журналисту «События» малознакомый мужчина, выглядящий гораздо старше своих 30 лет. – Прочитал в вашей газете про сына-алкаша, который драконит свою мать, и решил рассказать свою историю. Пусть люди посмотрят на такие вещи с другой стороны!»

Мать воспитывала Олега одна – с отцом они расстались через 3 года после свадьбы и больше не виделись: «Мать всегда говорила, что я – ее единственная радость в жизни, и она живет только ради меня». В детстве у мальчика были лучшие игрушки, новейшие приставки и видеоигры. Мать работала на рынке, крутилась и все заработанное тратила на единственного сына: «Она меня разбаловала, превратила в чмошного эгоиста, понял? Я пальцем о палец не ударил, учился, как хотел. Прогуливал школу – мать все решала с директором, и аттестат мне купила, и в институт меня поступила…»
Учился Олег недолго: маменькину сынку было скучно, он связался с подходящей компанией: гулянки, алкоголь, потом наркотики… Из ВУЗа выгнали, работать желания не было, и великовозрастный сынок вернулся на попечение матери: «Она меня не просто содержала, но и давала деньги на ширку. Плакала, умоляла бросить наркотики – но деньги давала, потому что у меня была ломка, и я криком кричал от боли в суставах».
Жизнь молодого наркомана протекала, большей частью, в среде ему подобных – от притона до притона: «Я по несколько дней не появлялся дома. Мать меня находила и пыталась забрать из притона – я ее посылал, но она не уходила, стучала в дверь и кричала в подъезде». Потом однажды в притон зашли милиционеры и всех забрали в райотдел. Хозяина «точки» посадили, Олега поставили на учет как наркомана. Через время он стал участвовать в обороте: разносил «ширку» от оптовика мелким распространителям: «Когда мать увидела у меня шприцы и «маляс» (концентрированный наркотик в виде смолоподобной жидкости – прим. «События»), то пыталась забрать, и мы даже подрались – первый и последний раз. Мать кричала, что будет давать мне деньги на наркотики, только бы я вышел из схемы…» Однажды Олега задержали на улице с наркотиками милиционеры: «Дома у меня был еще спрятан маляс, но при обыске его не нашли. Мать суетилась: наняла адвоката, бегала к операм…» В результате перед парнем поставили выбор: или лечение на Игрени – или срок. Мать приезжала на Игрень часто – хлопотала, подкармливала непутевого сынка. После лечения Олег перестал употреблять наркотики и попытался начать новую жизнь: «Мама плакала от радости, не отпускала меня от себя ни на минуту. Не давала ни с кем общаться, даже на работу устроиться – все причитала, что боится, как бы я не взялся за старое». Такая навязчивая опека стала досаждать молодому человеку: «Подвернулась возможность уехать на заработки на полгода, и я решил воспользоваться шансом поменять все. Мать рыдала день и ночь, говорила, что я ее убиваю, и что жить без меня она не сможет». Но Олег выдержал шквал материнских просьб, слез и упреков, и собрался в дорогу.
И вот – день отъезда. Мать, удивительно тихая и молчаливая, стояла у окна и глядела вслед – сын впервые удалялся от нее по своей воле и так надолго. А по пути на вокзал Олега опять задержали милиционеры. Предложили показать содержимое сумки и нашли во внутреннем кармане… баночку с «малясом» — ту самую, которую не нашли тогда при обыске. «Мама подложила?» — мелькнула у парня страшная догадка. «А как ты думаешь, кто нам тебя сдал?» — ухмыльнулся позже в райотделе оперативник, проводивший задержание.
Домой из милиции Олег не пошел – не мог видеть мать. Отправился к приятелям-наркоманам. С тех пор и жил у чужих людей: «Делал, что и все: ширялся, собирал металлолом. Пока было здоровье – подрабатывал на базаре грузчиком. На другом базаре, чтобы не встречаться с матерью».
Полгода назад мать умерла – сердце не выдержало. Олег продал квартиру и по-прежнему обитает у приятелей – таких же наркоманов, как и он: «Руки-ноги тяжелые, плохо слушаются. Кашляю, иногда кровь идет из носа. Когда кончатся деньги на карточке, не знаю, как будет. Маму вспоминаю без ненависти и любви – просто была, и нету…»

Поделитесь новостью
Share
Об авторе

Тружусь на благо города и его громады.